Человек красит место или место человека?

Поразительные вещи происходят порой в этом мире. Обещали нам в песне, что «кто был никем, тот станет всем», и это действительно порой наблюдается. Некое «никто» превращается во всё. То есть во что угодно.

Человек с ярко выраженной личностью, с хорошо проявленным характером редко попадает на ключевые посты. Видно, потому, что нужен на них актер, который будет хорошо играть свою роль. Большие выразительные глаза актеру, наверное, не помешают, но в остальном актер должен быть таким, чтобы из него получалось нужное режиссеру, что бы ни было ему нужно.

На месте с четко определенными характеристиками нужен хамелеон, который не станет красить место в свои цвета или пятнать его собою, но сам окрасится, сольется с преобладающей цветовой гаммой. Тут все по замыслу дизайнера. И в этом случае определенно место красит человека.

А если пространства новые, в глуши, и нет там ничего, и надо хотя бы дыры заделать?

Вот тут-то и нужен человек, который красит место. Потому-то и едут яркие личности в глухомань лесную. Мы думаем, что они бегут от общества, а они просто не хотят перекрашиваться и остаются собой.

И вот что интересно в этом случае. Когда яркая личность окрашивает место в свои цвета и все подлаживается под преобладающую окраску, на смену должен прийти такой же. Или хамелеон. Если личность была действительно выдающаяся, то такому же найтись вряд ли удастся. Потому — хамелеон. Спрос на хамелеонов крайне велик. Вся элита — это, по сути, хамелеоново хозяйство. Или нет?

А вот и нет. Есть, что называется, подлинная элита. Это яркие личности с общим тоном. Это люди, которые отбирают лучшее и делают его общим. Или всеобщим, если получится. И когда во множестве конкретных мест дело возглавляет такая элита, смена лидеров проходит довольно гармонично. Человек красит место, место красит человека, и возле этого места под руководством этого человека растут новые люди с мечтами о новых местах, куда они принесут самое лучшее из того, что есть.

Читайте также  Старикам здесь не место? Офисная дискриминация

А что же хамелеоньи фермы?

Грустный это вопрос. Хамелеоны же тоже жить хотят. И в отдельные эпохи их востребованное поголовье увеличивается настолько, что прокормить эту ораву не могут уже целые государственные экономики. Ясное дело, что хамелеоны сильно озабочены тем, чтобы не быть вытесненными с насиженных мест сильными личностями. И что делает бедный хамелеон, когда он богат, к примеру, имеет благодаря занимаемому посту доступ ко всему, что накоплено целым народом и вообще-то ему не принадлежит. Но доступно. Да, это грустный вопрос, и не будем пока о грустном.

А вот об элите, о воспитании элит, говорить интересно. Здесь все самое лучшее, здесь чудесные находки, передовые разработки, наивысшая культура и вся прелесть свободной жизнерадостности. Такое же образование, как у элиты, хотят все. И мы вроде бы еще не забыли времена, когда образование самого высокого уровня было доступно всем. Правда, хамелеоны делали что угодно для того, чтобы самое-самое было в первую очередь доступно им. И неплохо получалось. В лучшие вузы поступить удавалось и талантливым тоже, но основной поток, мягко говоря, не блистал.

Красит ли человек место? Да.

Красит ли место человека? Да, и перекрашивает, и украшает.

Но пословица, о которой идет речь в этой статье, не хамелеонам предназначена. И потому акцентируется то, что надо быть ярким, особенным, настоящим. На любом месте.